Михаил Веллер о Путине

Вторник, 18:07
/
Просмотров: 623
/
КОмментариев: 0

О.ЖУРАВЛЕВА: ...«В отчете Владимира Путина я увидел барина, - пишет наш слушатель. – Я увидел человека, который чувствует себя барином, опаздывает на заседания, плоско шутит, демонстрирует свое превосходство, слегка издевается над беспределом в Астрахани, называет разумным ограничение полномочий президента двумя сроками безо всяких «подряд», иронично замечая, что его это касается в последнюю очередь. Он заявляет, что уже достиг того возраста, когда ему незачем за что-то цепляться. Видимо, власть сама цепляется за него». Вы видели выступление Путина? ... 

М.ВЕЛЛЕР: Я видел выступление Путина, но этот человек, очевидно, пациент знаменитого института микрохирургии глаза Федорова. То есть он прозрел. Интересно, сколько ему лет и вот он прозрел? Это всегда радует, понимаете? Вот, в любом возрасте человек не безнадежен, если вдруг он начинает видеть какую-то правду, которой не видел раньше. Нет, молодец-молодец. Я рад за него. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы это видели всегда, вы хотите сказать? 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, нет. Потому что это было не всегда. ... Я, вот, жалею, что не знаю французского – он такой красивый, он так звучит отлично. То, что по-русски переведено Виктор Гюго «Отверженные», по-французски «Les Misérables». Вот, было такое слово Misérable. Вот, когда я впервые увидел в августе 1999 года такого некрупного тихого блондина, который буквально терялся на фоне Ельцина, он не выглядел барином. Это Ельцин выглядел царем. А здесь был кто-то такой маленький, тихий такой, похожий на миловидного Молчалина, делающего карьеру из грибоедовского «Горе от ума». Но с годами, конечно, человек оттачивает свои умения, разворачивается той стороной, которая от него требуется. Значит, такого и хотели. 

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть мы сами вырастили себе Дона Рэбу и все остальное? 

М.ВЕЛЛЕР: В огромной мере. Потому что когда вдруг оказалось, что критика не то, чтобы запрещена, не то, чтобы не проходит, но, короче, ее не должно быть по определению. И, ведь, еще такой команды никто не давал. Но вдруг СМИ одно за другим прогнули позвоночник, вот, как леопард, который приседает. Вот, не приседают, после этого не прыгают. Они прогнулись и стали буквально о Путине... Простите, пожалуйста, я вот никому не желаю смерти, всем желаю многих лет жизни, но как о мертвом – или хорошо, или ничего. Это был интересный такой подход. Но и сформировали. А чего вы хотели, интересно? Если человеку 10 лет говорить, что он – светоч мира, то на 11-й он начнет думать, что, может быть, и правду тебе говорят. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте по конкретным вопросам. По поводу Астрахани. «Беспредел в Астрахани», как написал Владимир. ... Вы следили за событиями в Астрахани? И можете как-то прокомментировать, во-первых, реакцию премьер-министра, уже избранного президента, а, во-вторых, вообще как-то развитие событий? 

М.ВЕЛЛЕР: Вот, что касается развития событий, знаете, вот, некоторая клочковатая образованность в истории литературы сильно вредит. Вот, Стенька Разин по Волге от Астрахани поднимался - было дело когда-то. Мне очень понравился тот успех человеколюбивых сил, что они добились обещания, что прокуратура и Центризбирком посмотрят, все-таки, ролики. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Сегодня уже сказали, что ролики фальшивые. Шеин все смонтировал. 

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно. То есть чеховская вдова, которая сама себя высекла, - это просто какая-то самоучка неграмотная. Разумеется, все фальшивые. Шеин не голодает – он жрет в 3 горла. Заместо него или муляж, или он ест по ночам, понимаете? Да, конечно. А мэр – очень даже хороший, правильно избрали, все прекрасно. А чем вообще недовольны? Слушайте, водилы забастовали, из Волгограда собираются новых пригнать. Вот это когда-то называлось «lock-out», когда выкидывали. Это когда-то называлось «штрейкбрехеры». Вот так на заре XX века рабочие боролись за свои права. Это я про проклятую Америку. Штрейкбрехерам руки ломом ломали, ужас какие были времена. А вот у нас все отлично – взяли, привезли. Ну, поголодает. А, может, у него лечебное голодание? А, может, у него язва желудка? 

А на самом деле, все это, конечно, совершенно ужасно. Вместо того, чтобы сказать «Вы знаете, ребята, ну, в самом деле, мы разберемся», «Обращайтесь в суд сейчас». Сейчас мы обратимся в суд. Галоши наденем, пойдем в суд. Нас там уже ждут с распростертыми объятиями. Лучше сразу... 

О.ЖУРАВЛЕВА: Но, ведь, по закону же это правильно. ЦИК сначала, потом суд, туда-сюда. А человек сразу как экстремист начинает «Я голодать буду», то-сё. Нужно же было идти по закону, медленно и печально. 

М.ВЕЛЛЕР: Моя любимая цитата из «Всей королевской рати» Пенна Уоррена. Когда мы пришли в Белый дом, в Конституции не было половины тех законов, которые есть там сейчас. Откуда они там, интересно, взялись? А очень просто: кто-то взял и вставил. 

Так что когда у нас надо партии туда, надо партии сюда, рассмотрим, не рассмотрим, создадим орган, расформируем – это все у нас запросто. Так что в суд – оно, конечно... Да, все так верят в суд. Вот, в Иисуса Христа и в российский суд. 

О.ЖУРАВЛЕВА: «Если Шеин умрет, кому и что он докажет?» - интересуется Михаил из Заречного. Как вы считаете, вот а если допустить, что Шеин глубоко и искренне заблуждается, что, на самом деле, он, действительно, не набрал голосов, которые ему экзит-поллы наобещали, что, действительно, нарушения, даже если они и были, ничего в исходе голосования не решают? 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, теоретически это, разумеется, может быть. Отрицать это, как сказали бы математики, некорректно. Но поскольку мы имеем дело не с теоретической абстрактной наукой математикой, а с вещами абсолютно конкретными и не можем сомневаться в добросовестности нашей избирательной системы, наших властей, родной партии «Единая Россия» и так далее, то партия добилась уже такого положения, когда какую черную ложь про нее ни скажи, все примут за правду. Над этим имиджем надо было поработать. 

Так вот вряд ли в Астрахани вот так все хорошо прошло, и вдруг вот этот вот, понимаете, что-то всем портит. Если он умрет, это будет ужасно, это будет трагедия. Ни один нормальный человек этого не желает. Но! С одной стороны, кому он чего докажет? Умрет – очень жалко, похороны устроят, да? С другой стороны, вот так складывается общественное мнение, которое, на самом деле, потом сносит все. Когда Иисус пошел на крест, он никому ничего не доказал. Ну, была там дюжина бродяг. Но прошло определенное количество лет. 
...
Михаил Иосифович, вы высказались в начале этой передачи, что как бы там ни было, но с репутацией «Единой России», кто бы против нее ни выступал, он будет прав в ваших глазах. 

М.ВЕЛЛЕР: Поверят всему. Не то, чтобы в моих глазах – в глазах общественного мнения. Ребята постарались. Я понимаю, что не всего общественного мнения, потому что всегда есть люди, которые поверят во все. Верим в зеленых чертей, инопланетян и летающие корабли. Но, в основном, конечно, на неких честных и равных выборах треск был бы просто полный. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Пожелаем, во всяком случае, здоровья голодающим, хотя, конечно, хотелось бы, чтобы какими-то иными методами можно было эти проблемы решать. Вот тем же судом как было бы здорово: пошел в суд, разрешил все вопросы. 

Еще один момент, на который тоже обращал внимание наш слушатель Владимир в своем вопросе насчет ограничения полномочий президента двумя сроками, когда Путин сказал, что, в принципе, можно слово «подряд» оттуда убрать, но к нему это не относится. И если он захочет, он пойдет. 
...
М.ВЕЛЛЕР: По-моему, это слова абсолютно однозначные. По-моему, пока все хорошо как сказал кровельщик, пролетая мимо 7-го этажа. Когда человек, мягко, обаятельно улыбаясь, сказал «Ну, мы с вами – серьезные, взрослые люди, мы же понимаем, о чем речь. Закон обратной силы не имеет. Так что если я захочу работать, то я, конечно, буду работать 2 срока». Да, все это совершенно понятно. А почему бы не работать, если хорошо работается? Совершенно естественно. Более того, Медведев еще вполне молод, потом можно будет посадить Медведева еще на срок. Он-то всего один сидел. А что будет через... Сколько шестью три? 18 лет? О боже. Это еще дожить надо. Никто не знает. Так что пока у ребят все отлично. 

Но, на самом деле, есть очень интересные звоночки. Когда вдруг Павел Астахов, уполномоченный по делам охраны прав ребенка выступает фактически за отмену моратория смертной казни, приводя цифры страшные, что убивают в год 2 тысячи детей... Причем, рождается каждый год в России на 5% меньше детей. А преступлений против детей каждый год на 5% больше. Так что мы поторопились и не приблизились с отменой смертной казни никуда. А, ведь, это сигнал сверху, потому что отменить мораторий, расстрелять полсотни извергов, часть общественного недовольства, раздражения на этом вытечет, народ одобрит и будет ближе к власти. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вы же сами готовы одобрить смертную казнь для извергов. 

М.ВЕЛЛЕР: Да. Но из других соображений. Не для того, чтобы правительство больше любилось народом. Второе, Виктор Бут. Уже по Виктору Буту, ну, прошлись паровым катком 10 раз туда и обратно. Он в розыске в Интерполе, на него суд в Бельгии за контрабанду алмазов из Анголы, он в розыске ООН, на него там повешено все. И, вот, мы говорим «Свободу Виктору Буту». 

Ну, слушайте. Я понимаю, что есть старинная присказка «Сукин сын, но наш сукин сын» и прочие. Но! Если он не был дилером Росвооружений (а этого никогда не узнает никто кроме тех, кому надо), то понятно, что он – серьезный человек, за которым стояли серьезные люди и огромные силы. Человек он внушающий доверие и будет, конечно, молчать. Но вот эта вот кампания всенародная, что это значит? «Сплотимся, потому что против нас всех проклятые американцы, которые арестовали российского гражданина». Ну, вот, что тут скажешь? Это сигналы, чтобы лучше сплачивать. Потому что не все хорошо в доме Облонских. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Хотя, Путин говорил как раз, в основном, о том, как у нас все хорошо, как мы прекрасно пережили все кризисы, все в порядке. 

М.ВЕЛЛЕР: Так и полагается. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот это, конечно, обещание несколько показалось оптимистичным: «Россия в ближайшие 2-3 года войдет в число 5-ти крупнейших экономик мира», - пообещал нам наш будущий, наш избранный президент. Как вы считаете, ну это-то можно сделать? 

М.ВЕЛЛЕР: Это прекрасное обещание. Я думаю, что сделать этого нельзя. Я думаю, что такие документы можно написать, но нигде кроме России они не проканают. Потому что если посмотреть все темпы роста разных государств в процентах и в реальных объемах, то, к сожалению, нам мало что светит, энергетической супердержаве. Эти самые страны БРИКС – Бразилия, Россия, Индия, Китай – которые в одной группе, они объединились по принципу «Один чукча прыгает с парашютом, забывает дернуть за кольцо, а ему навстречу второй: «Твоя тоже парашютиста?» - «Нет. Моя – сапёра». Вот те 3 страны поднимаются, а мы опустились. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Но нам же только что цифры приводили, говорили, как у нас все хорошо. 

М.ВЕЛЛЕР: Нет-нет. В этих цифрах совершенно спокойно можно разобраться. Потому что нужно смотреть производство в конкретных цифрах. Сколько стало больше (или меньше?) подшипников? Это основа машиностроения. Штанов? Метров ткани? И так далее, и так далее. Чего-то конкретного. Потому что в цифрах, можно посчитать в цифрах, в процентах и в ценах на нефть абсолютно все, что угодно. Вы расскажите, чего больше произвели? Ничего больше – всего меньше. Пойдите в магазин – нашего практически ничего не осталось. Так что, конечно, все это ерунда. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда скажите мне, пожалуйста, как вы отнеслись?.. Ну, мы уже обсуждали даже с вами, просто, вот, я прямо с вами и обсуждала все эти либерализации нашего законодательства избирательного. Кроме обилия партий нам еще обещали прямые выборы губернаторов. И, вот, по поводу прямых выборов губернаторов Владимир Владимирович посетовал, что нужно как-то поставить заслон для националистов и экстремистов. И вы знаете, заслон упал прямо буквально на следующий день. Вот, он позавчера сказал – сегодня уже все есть. Поправку о праве президента по своей инициативе проводить консультации с партиями, выдвигающими кандидатов на должности руководителей региона, а также самовыдвиженцами, предлагается внести в законопроект о выборах губернаторов. Рабочая группа Госдумы. 

М.ВЕЛЛЕР: «И находились даже горячие умы, предрекавшие расцвет искусств под присмотром квартальных надзирателей». Салтыков-Щедрин бессмертен. «Вы выбирайте, а я скажу, пройдет ваша кандидатурка или нет. Я, ведь, тоже, тоже могу предложить кандидатурку. Вы не выберете, а остальные не пройдут». Ну, все, ведь, это совершенно понятно. 

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, если вам понятно, объясните, пожалуйста, мне. Вот, ведь, действительно, случалось такое, когда в каких-то регионах появлялись в приснопамятных 90-х всевозможные там бандиты, нехорошие люди. И их могли выбрать, потому что там по 100 рублей раздал или еще как-нибудь завлек избирателя. Так в чем проблема-то? Почему бы не поставить некий фильтр? 

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, в том, что и так плохо, и сяк плохо. И это внушает сомнения в том, что Россия войдет в пятерку процветающих государств, кстати о предыдущем вопросе. Потому что когда выбирает народ, то бандиты в 90-х могли всех запугать и кого надо купить. А когда ставит президент, то он ставит совсем не тех, кого бы выбрал народ. 

На самом деле, дело власти, политики и президента – обеспечить применение закона в области, чтобы бандит не только никого не покупал и чтобы сидел в тюрьме, чтобы зону топтал, работал на стройках народного хозяйства. А люди бы выбирали того, кого они хотели. А так говорится: «Ребята, вас же бандюки заставляют себя выбирать. Лучше я своего поставлю». Но никто не сказал: «Ребята, мы ваших бандюков прижмем и выборы будут честные». Вот, что-то это как-то странно, это мне напоминает жителей города Арбатова, до которых не находило, что на машине Козлевича можно ездить за свои деньги, а только растрачивая казенные. Что-то с психологией в Кремле не то. Может быть, там споры какие-то вредные в паркете поселились?

Особое мнение на Эхе Москвы 13.04.2012 г.

Михаил Веллер


Источник:
САМОЕ ОБСУЖДАЕМОЕ